Святая Татиана

Screen Shot 2015-07-06 at 17.00.25КРАТКОЕ ЖИТИЕ МУЧЕНИЦЫ ТАТИАНЫ РИМСКОЙ, ДИАКОНИСЫ

Свя­тая Та­ти­а­на бы­ла до­че­рью бо­га­то­го рим­ля­ни­на и бы­ла вос­пи­та­на им в хри­сти­ан­ской ве­ре. Ко­гда Та­ти­а­на до­стиг­ла со­вер­шен­но­ле­тия, она ста­ла рав­но­душ­на к бо­гат­ству и иным бла­гам и воз­лю­би­ла всем серд­цем ду­хов­ный об­раз жиз­ни. Она на­все­гда, от­ка­за­лась от су­пру­же­ской жиз­ни и за доб­ро­де­тель­ную жизнь бы­ла на­зна­че­на диа­ко­нис­сой Рим­ской церк­ви. В этой долж­но­сти она с усер­ди­ем уха­жи­ва­ла за боль­ны­ми, по­се­ща­ла тем­ни­цы, по­мо­га­ла неиму­щим, ста­ра­ясь по­сто­ян­но уго­дить Бо­гу мо­лит­ва­ми и доб­ры­ми де­ла­ми.

При им­пе­ра­то­ре Алек­сан­дре Се­ве­ре (222-235 гг.) свя­тая Та­ти­а­на за ис­по­ве­да­ние Иису­са Хри­ста при­ня­ла му­че­ни­че­ское стра­да­ние от рим­ско­го гра­до­пра­ви­те­ля Уль­пи­а­на (око­ло 225 г.) Со­глас­но древ­не­му рас­ска­зу, свя­тую Та­ти­а­ну, по­сле раз­ных ис­тя­за­ний, бро­си­ли на аре­ну цир­ка (Ко­ли­зея), чтобы сви­ре­пый лев рас­тер­зал ее для за­ба­вы зри­те­лей. Но вме­сто это­го лев стал крот­ко лас­кать­ся к ней. То­гда свя­тую Та­ти­а­ну усек­ли ме­чом. Во­семь слуг гра­до­пра­ви­те­ля, му­чив­ших свя­тую, уве­ро­ва­ли в Иису­са Хри­ста, ви­дя над ней си­лу Бо­жию, — и они то­же бы­ли по­сле мук усе­че­ны ме­чом.

ПОЛНОЕ ЖИТИЕ МУЧЕНИЦЫ ТАТИАНЫ РИМСКОЙ, ДИАКОНИСЫ

ikona

Свя­тая му­че­ни­ца Та­тья­на ро­ди­лась в древ­нем Ри­ме от знат­ных ро­ди­те­лей. Отец ее, три­жды быв­ший кон­су­лом был тай­ным хри­сти­а­ни­ном и от­ли­чал­ся бо­го­бо­яз­нен­но­стью. Свою дочь, свя­тую Та­тья­ну, он вос­пи­тал в бла­го­че­стии и стра­хе Бо­жьем, и на­учил ее Бо­же­ствен­но­му Пи­са­нию. Ко­гда свя­тая Та­тья­на до­стиг­ла со­вер­шен­но­лет­не­го воз­рас­та, она вос­хо­те­ла про­во­дить жизнь свою в дев­стве и це­ло­муд­рии; неве­стой бы­ла она Хри­сту; пла­ме­нея к Нему лю­бо­вью, она ему еди­но­му слу­жи­ла День и ночь, мо­лит­вою и по­стом умерщ­вляя плоть свою и по­ра­бо­щая ее ду­ху. За свою доб­ро­де­тель­ную жизнь она спо­до­би­лась по­слу­жить Церк­ви: она бы­ла по­став­ле­на диа­ко­ни­сой и, по­доб­но бес­те­лес­ным ан­ге­лам она слу­жи­ла Бо­гу во пло­ти. И Хри­стос Бог вен­чал неве­сту Свою му­че­ни­че­ским вен­цом. Она по­стра­да­ла сле­ду­ю­щим об­ра­зом. Ко­гда был убит сво­и­ми же рим­ля­на­ми нече­сти­вый царь Ан­то­нин Ге­лио­га­бал[1], и те­ло его, вле­ко­мое по гра­ду с по­ру­га­ни­ем бы­ло бро­ше­но в ре­ку Тибр[2], на цар­ский пре­стол был воз­ве­ден Алек­сандр[3], юный шест­на­дца­ти­лет­ний от­рок. Он имел ма­те­рью — хри­сти­ан­ку, име­нем Мам­мею; от нее он на­учил­ся по­чи­тать Хри­ста, но несо­глас­но с ве­рою Хри­сто­вою, ибо в то же вре­мя он про­дол­жал слу­жить идо­лам и по­кла­нял­ся им как древним бо­гам рим­ским. В его двор­це бы­ли изо­бра­же­ния Хри­ста и по­чи­та­е­мо­го языч­ни­ка­ми Апол­ло­на[4], вет­хо­за­вет­но­го Ав­ра­ама и язы­че­ско­го Ор­фея[5] и мно­гих дру­гих. Сам Алек­сандр, как сын хри­сти­ан­ки, не пре­сле­до­вал хри­сти­ан, но на­мест­ни­ки его, пра­ви­те­ли об­ла­стей и кон­су­лы, силь­но при­тес­ня­ли хри­сти­ан. Так как сам Алек­сандр был слиш­ком мо­лод, то управ­ле­ние го­су­дар­ством бы­ло по­ру­че­но неко­то­рым из чле­нов со­ве­та; глав­ных сре­ди них был го­род­ской епарх[6] Уле­пи­ан, жест­кий нра­вом и ве­ли­кий враг хри­сти­ан. Эти со­вет­ни­ки от име­ни ца­ря управ­ля­ли всем. Они то и разо­сла­ли по­всю­ду по­ве­ле­ние, чтобы га­ли­ле­ян (так они на­зы­ва­ли хри­сти­ан) всю­ду при­нуж­дать по­кла­нять­ся рим­ским бо­гам, угро­жая им, в слу­чае непо­ви­но­ве­ния, лю­ты­ми му­че­ни­ям и да­же смер­тью. На­блю­дать же за тем, ис­пол­ня­ет­ся ли хри­сти­а­на­ми это по­ве­ле­ние, бы­ли из­бра­ны сле­ду­ю­щие лю­тей­ших вра­ги хри­сти­ан и вер­ные слу­ги дья­во­ла: ко­мит[7] Ви­та­лий, ку­ви­ку­ля­рий[8] Васс, до­ме­стик[9] Кай. То­гда и в Ри­ме и во всех об­ла­стях рим­ско­го го­су­дар­ства, по­ли­лась кровь хри­сти­ан по­доб­но во­де. Их не ща­ди­ли, но под­вер­га­ли му­че­ни­ям и пре­да­ва­ли смер­ти.

В то вре­мя и свя­тая де­ва Та­тья­на бы­ла схва­че­на языч­ни­ка­ми и при­ве­де­на в храм Апол­ло­на. Ее хо­те­ли при­ну­дить по­кло­нить­ся это­му идо­лу. Она же по­мо­ли­лась ис­тин­но­му Бо­гу, и вдруг про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние: идол Апол­ло­на упал и раз­бил­ся на ча­сти, об­ру­ши­лась так­же часть хра­ма и при­да­ви­ла мно­гих языч­ни­ков и жре­цов. Дья­вол, оби­тав­ший в идо­ле, с гром­ким кри­ком и ры­да­ни­ем бе­жал от то­го ме­ста, при­чем все слы­ша­ли вопль его и ви­де­ли тень, про­нес­шу­ю­ся по воз­ду­ху.

То­гда нече­сти­вые по­влек­ли свя­тую де­ву на суд и му­че­ния. Сна­ча­ла они ста­ли бить ее по ли­цу и тер­зать очи ей же­лез­ны­ми крю­чья­ми. По дол­гом му­че­нии, са­ми му­чи­те­ли из­не­мог­ли, ибо те­ло Хри­сто­вой стра­да­ли­цы для на­но­сив­ших ей ра­ны бы­ло твер­до, как бы на­ко­валь­ня, и боль­ше при­ня­ли му­ки са­ми му­чи­те­ли, чем свя­тая му­че­ни­ца. И ан­ге­лы неви­ди­мо сто­я­ли око­ло свя­той и на­но­си­ли уда­ры тем, кто му­чил свя­тую Та­тья­ну, так что му­чи­те­ли взы­ва­ли к без­за­кон­но­му су­дье и про­си­ли его, чтобы он при­ка­зал пре­кра­тить му­че­ния; они го­во­ри­ли, что са­ми они боль­ше стра­да­ют, чем сия свя­тая и невин­ная де­ва. Та­тья­на же, му­же­ствен­но пре­тер­пе­вая стра­да­ния, мо­ли­лась за сво­их му­чи­те­лей и про­си­ла Гос­по­да, чтобы Он от­верз им свет ис­ти­ны. И мо­лит­ва ее бе­ла услы­ша­на. Небес­ный свет оза­рил му­чи­те­лей, и ду­хов­ные очи их от­верз­лись. Они уви­де­ли че­ты­рех ан­ге­лов окру­жа­ю­щих свя­тую, услы­ша­ли глас с небес быв­ший к свя­той де­ве, и па­ли пред нею на зем­лю и ста­ли мо­лить ее:

— Про­сти нас слу­жи­тель­ни­ца ис­тин­но­го Бо­га, про­сти, ибо не по на­шей во­ле мы при­чи­ня­ли те­бе му­че­ния.

Все они (их бы­ло чис­лом во­семь че­ло­век) уве­ро­ва­ли во Хри­ста и вос­при­я­ли кре­ще­ние в сво­ей соб­ствен­ной кро­ви, ибо их за ис­по­ве­да­ние Хри­ста же­сто­ко му­чи­ли и, на­ко­нец, усек­ли им гла­вы.

На дру­гой день непра­вед­ный су­дья, вос­сев на су­ди­ли­ще, опять при­ка­зал при­ве­сти на му­че­ние свя­тую Та­тья­ну. Она же пред­ста­ла пред сво­им му­чи­те­лем со­вер­шен­но здра­вой. Ли­цо ее бы­ло спо­кой­но и ра­дост­но. Су­дья стал убеж­дать свя­тую де­ву, чтобы она при­нес­ла жерт­ву идо­лам, но ста­ра­ния его оста­ва­лись тщет­ны­ми. То­гда он при­ка­зал об­на­жить свя­тую и брит­ва­ми ре­зать ее. Дев­ствен­ное те­ло ее бы­ло бе­ло, как снег и ко­гда ста­ли ре­зать его, то из ран вме­сто кро­ви, ис­те­ка­ло мо­ло­ко, при­чем рас­про­стра­ни­лось ве­ли­кое бла­го­уха­ние, как бы от со­су­да с аро­ма­та­ми. Свя­тая же, воз­зрев на небо, мо­ли­лась сре­ди сих му­че­ний. За­тем ее кре­сто­об­раз­но рас­про­стер­ли на зем­ле и дол­гое вре­мя би­ли жез­ла­ми, так что му­чи­те­ли из­не­мо­га­ли и ча­сто сме­ня­лись. Ибо, как и преж­де, ан­ге­лы Бо­жьи неви­ди­мо сто­я­ли око­ло свя­той и на­но­си­ли ра­ны тем, кто при­чи­нял уда­ры свя­той му­че­ни­це. Слу­ги му­чи­те­ля из­не­мо­га­ли, за­яв­ляя, что им кто-то на­но­сить уда­ры же­лез­ны­ми пал­ка­ми. На­ко­нец де­вять из них умер­ло, по­ра­жен­ные дес­ни­цею ан­гель­ской, а осталь­ные упа­ли на зем­лю еле жи­вы­ми. Свя­тая же об­ли­ча­ла су­дью и его слу­жи­те­лей и го­во­ри­ла, что бо­ги их — без­душ­ные идо­лы. Так как уже при­бли­жал­ся ве­чер, то свя­тую вверг­ли в тем­ни­цу. Здесь она про­ве­ла всю ночь, мо­лясь Гос­по­ду и вос­пе­вая Ему хва­лы. Небес­ный свет оза­рил ее, и Ан­ге­лы Бо­жьи сла­во­сло­ви­ли вме­сте с нею. Утром ее сно­ва при­ве­ли на су­де. Уви­дев свя­тую му­че­ни­цу вполне здо­ро­вой, с ли­цом еще бо­лее пре­крас­ным, чем преж­де, все бы­ли изум­ле­ны и удив­ле­ны. Сна­ча­ла ста­ли лас­ко­во и льсти­во уго­ва­ри­вать, чтобы она при­нес­ла жерт­ву ве­ли­кой бо­гине их — Ди­ане[10]. Свя­тая де­ва по­ка­за­ла вид, что со­глас­на по­сле­до­вать их со­ве­ту. Ее по­ве­ли в храм Ди­а­ны. Бес, оби­тав­ший в идо­ле Ди­а­ны, по­чув­ство­вал при­бли­же­ние свя­той де­вы и стал гро­мо­глас­но взы­вать:

— Го­ре мне, го­ре мне! Ку­да бе­жать мне от Тво­е­го Ду­ха, Небес­ный, ибо огонь, воз­го­ра­ю­щий­ся со всех уг­лов се­го хра­ма, го­нит ме­ня?

Свя­тая, при­бли­зив­шись к хра­му, озна­ме­но­ва­ла се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и, воз­ве­дя свои очи к небу, ста­ла мо­лить­ся. Вдруг раз­дал­ся страш­ный удар гро­ма, и за­бли­ста­ла мол­ния: огонь, упав­ший с неба, по­па­лил храм с идо­лом жерт­вы, жре­цов; мно­же­ство из неве­ру­ю­щих опа­лен­ные мол­нией, за­мерт­во упа­ли на зем­лю. То­гда по­ве­ли свя­тую Та­тья­ну в пре­тор[11], под­ве­си­ли ее там и тер­за­ли же­лез­ны­ми крю­чья­ми и да­же вы­рва­ли ей сос­цы. По­сле се­го, свя­тую за­клю­чи­ли в тем­ни­цу, и сно­ва све­то­зар­ные Ан­ге­лы небес­ные яви­лись к свя­той стра­сто­тер­пи­це, со­вер­шен­но ис­це­ли­ли ее от ран и вос­хва­ля­ли ее му­же­ствен­ное стра­да­ние. На утро свя­тую Та­тья­ну при­ве­ли в цирк[12] и вы­пу­сти­ли на нее страш­но­го льва, чтобы он рас­тер­зал свя­тую. Но сви­ре­пое жи­вот­ное не кос­ну­лось свя­той. Лев лас­кал­ся к ней и по­кор­но ли­зал ее но­ги. Ко­гда же льва хо­те­ли бы­ло уве­сти об­рат­но из те­ат­ра в клет­ку, он вне­зап­но устре­мил­ся на од­но­го знат­но­го са­нов­ни­ка, по име­ни Евме­ния, и рас­тер­зал его. Свя­тую Та­тья­ну сно­ва по­ве­си­ли и сно­ва на­ча­ли стро­гать ее те­ло, но сно­ва Ан­ге­лы неви­ди­мо на­но­си­ли уда­ры ее му­чи­те­лям и те па­да­ли мерт­вы­ми. То­гда свя­тую вверг­ли в огонь, но и огонь не вре­дил ей: си­ла ог­нен­но­го пла­ме­ни сти­ха­ла, как бы по­чи­тая ра­бу Хри­сто­ву. Нече­стив­цы же все сии див­ные зна­ме­ния при­пи­сы­ва­ли не си­ле Хри­сто­вой, а волх­во­ва­нию; они остриг­ли свя­той во­ло­сы, на­де­ясь, что ее ча­ры бу­дут бо­лее недей­стви­тель­ны. Они ду­ма­ли, что в во­ло­сах сво­их свя­тая име­ет неко­то­рую вол­шеб­ную си­лу, так что ни­чем нель­зя по­вре­дить ей. По­се­му они остриг­ли ей во­ло­сы и за­клю­чи­ли ее в храм Зев­са[13]. Без­бож­ные ду­ма­ли, что свя­тая ни­как не мо­жет бо­лее по­вре­дить их бо­же­ству, по­то­му что с по­те­рей во­лос она ли­ши­лась и си­лы волх­во­ва­ния. Два дня про­ве­ла свя­тая за­клю­чен­ной в том хра­ме, Небес­ный свет, ко­то­рый все­гда ее оси­я­вал раз­ли­вал­ся и в хра­ме, и Ан­ге­лы обод­ря­ли и уте­ша­ли ее. На тре­тий День при­шли жре­цы с на­ро­дом, чтобы при­не­сти жерт­ву сво­е­му бо­гу Зев­су. От­во­рив храм они уви­де­ли, что идол их упал и раз­бил­ся, а свя­тая Та­тья­на пре­бы­ва­ла в ра­до­сти о име­ни Гос­по­да Бо­га. То­гда ее при­ве­ли в су­ди­ли­ще. Су­дья, не зная, что еще сде­лать с ней, из­рек ей смерт­ный при­го­вор и свя­тая Та­тья­на бы­ла усе­че­на ме­чем[14]. Вме­сте с нею каз­ни­ли и от­ца ее, ибо узна­ли, что и он хри­сти­а­нин. Сна­ча­ла му­чи­те­ли ли­ши­ли его по­чет­но­го зва­ния, от­ня­ли у него все его име­ние. Осуж­ден­ный на смерть, он умер от ме­ча вме­сте со сво­ею до­че­рью за имя Хри­сто­во. Оба они спо­до­би­лись от Гос­по­да по­лу­чить вен­цы му­че­ни­че­ские от Хри­ста Бо­га, ему же сла­ва во ве­ки. Аминь.

 

При­ме­ча­ния

[1] Ан­то­нин Ге­лио­га­бал, рим­ский им­пе­ра­тор, цар­ство­вал с 218-222 го­ды; был крайне раз­вра­щен­ным че­ло­ве­ком по­че­му ско­ро на­влек на се­бя пре­зре­ние сол­дат. Он усы­но­вил сво­е­го дво­ю­род­но­го бра­та, бла­го­род­но­го Алек­сандра Се­ве­ра, но ко­гда он в этом рас­ка­ял­ся и стал по­ку­шать­ся на жизнь по­след­не­го, был умерщ­влен сол­да­та­ми.

[2] Тибр — ре­ка, вы­те­ка­ю­щая из Апен­нин при ко­то­рой рас­по­ло­жен го­род Рим.

[3] Алек­сандр Се­вер цар­ство­вал с 222-235 год.

[4] Апол­лон — оди
н из наи­бо­лее по­чи­та­е­мых гре­ко-рим­ских язы­че­ских бо­гов; я бо­гом солн­ца и ум­ствен­но­го про­све­ще­ния, а так­же об­ще­ствен­но­го бла­го­по­лу­чия и по­ряд­ка, охра­ни­те­лем за­ко­на и бо­же­ством пред­ска­за­ния бу­ду­ще­го.

[5] Ор­фей — пе­вец-ге­рой гре­че­ских ми­фов си­ла пе­ния ко­то­ро­го, по ве­ро­ва­ние гре­ков бы­ла столь ве­ли­ка, что он при­во­дил в дви­же­ние де­ре­вья и ска­лы и укро­щал ди­ких зве­рей.

[6] Епарх — об­ла­сте­на­чаль­ник; ино­гда же под этим име­нем ра­зу­мел­ся на­чаль­ник кре­по­сти, ко­мен­дант. — Уль­пи­ан был од­ним из при­бли­жен­ней­ших к ца­рю вель­мож.

[7] Ко­ми­та­ми на­зы­ва­лись пер­во­на­чаль­но спут­ни­ки выс­шей чи­нов­ной осо­бы в про­вин­ции, а позд­нее спут­ни­ки им­пе­ра­то­ров, со­став­ляв­шие их при­бли­жен­ней­шую сви­ту.

[8] Ку­ви­ку­ля­рий — цар­ский по­стель­ни­чий, спаль­ник.

[9] До­ме­сти­ки — охран­ная стра­жа рим­ских им­пе­ра­то­ров.

[10] Ди­а­на ина­че Ар­те­ми­да — гре­че­ская бо­ги­ня лу­ны и охо­ты.

[11] Пре­тор — су­деб­ное ме­сто, где за­се­дал на­чаль­ник рим­ский, или су­дья.

[12] Цир­ком на­зы­ва­лась пло­щадь, ого­ро­жен­ная ря­дом ска­мей или сте­ною. Там про­ис­хо­ди­ли со­стя­за­ния бой­цов меж­ду со­бою и со зве­ря­ми. На эту пло­щадь или аре­ну бро­са­ли и хри­сти­ан и по­том вы­пус­ка­ли хищ­ных зве­рей, ко­то­рые со­дер­жа­лись при цир­ке в осо­бых клет­ках.

[13] Зевс или Юпи­тер — гре­ко-рим­ский бог по­чи­тав­шей­ся языч­ни­ка­ми вла­сти­те­лем неба и зем­ли, от­цом всех бо­гов и лю­дей.

[14] Св. му­че­ни­ца Та­тья­на по­стра­да­ла во вре­мя го­не­ния, воз­двиг­ну­то­го на хри­сти­ан в чет­вер­том го­ду цар­ство­ва­ния Алек­сандра Се­ве­ра, в 226-м го­ду.

РУБРИКИ
Подписаться на новости

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях.